Новости России




Оружие и вооружение. Новости. Информация о военной технике

Rambler's Top100



Калейдоскоп танков и бронированных транспортных средств бундесвера Часть 9


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Loading ... Loading ...
Оставить комментарий // Версия для печати Версия для печати // Отправить по почте знакомым Отправить по почте знакомым

Танк 70 вчерашнего дня. «Леопард 2» сегодняшнего дня. Мечты о будущем

Первого августа 1963 г.. через несколько месяцев после неудачи с совместной германо-французской разработкой европейского стандартного танка, Федеративная Республика Германия и Соединенные Штаты Америки заключили соглашение, которое предусматривало разработку совместного боевого танка на 70-е гг. Танк МВТ-70, по-немецки: танк «70», должен был заменить танк М-60 в американской армии и танк М-48 бундесвера. Основная идея германской стороны заключалась в том, что, во-первых, находящийся тогда еще в стадии разработки танк «Леопард 1» в 70-е гг. уже не отвечал современному уровню развития военной техники, и, во-вторых, танковые подразделения должны переоснащаться вновь по принципу половинной смены поколений. Бундесвер хотел иметь два типа примерно одинаково больших боевых танка (как М 48 и «Леопард 1), причем танк более старой конструкции должен заменяться на последующий тип, который в большей степени отвечал современному уровню развития военной техники. Такой метод, хотя и представлял собой компромисс в недостатке логистики и обучения, тем не менее является реалистичным с точки зрения конечного результата и в конце концов упирается в решающий вопрос затрат и в вытекающие из этого возможности поддерживать на должном уровне боевую мощь танкового оружия. К совместной разработке танка «70» в Америке была привлечена входящая в концерн «Дженерал Моторс» фирма «Аллисон». а то время как с немецкой стороны к ней присоединились фирмы «Райнише Штальверке» (г. Рёхлинг), «Келлер & Кнаппих» (Квандт), «Краусс-Маффай» Флик), «Атлас-МаК» (Крупп) и некоторые небольшие фирмы, входящие в Общество по разработкам, обосновавшееся в Аугсбурге. Общий пакет требований со стороны американцев и бундесвера сразу же позволял определить, что планируемая машина будет обладать конструкцией, к которой предъявляются самые высокие требования. Сотрудничество между всеми участниками проекта разворачивалось хорошо по всем статьям, хотя стоило оно значительно больше тех денег, которые первоначально были выделены на это. В октябре 1967 г. впервые и одновременно в Америке и в Аугсбурге (на фирме «Келлер & Кнаппих») были представлены общественности прототипы танка «70». Весь мир специалистов был поражен удивительными достижениями и способностями этой вновь разработанной модели, но в то же время и озадачен техникой повышенной сложности, ожидаемы-ми в связи с этим трудностями по части обслуживания и ухода и не в последнюю очередь также предстоящими огромными расходами не только на приобретение, но и на эксплуатацию этого необыкновенного танка. Помимо этого, американцы настаивали на применении одного комбинированного оружия со 152-мм стволом, из которого можно было вести стрельбу как противотанковыми ракетами, так и обычными боезарядами, поскольку они полагали, что танк, как правило, должен был быть использован на километровых просторах, которых в Центральной Европе с ее местными условиями просто не было. Немецкая сторона стремилась иметь 120-мм скорострельную пушку собственного производства. Со своей стороны, американцы считали свой двигатель воздушного охлаждения из легких сплавов фирмы «Континенталь» более прогрессивным, но больше всего они хотели бы установить газовую турбину, в то время как германские специалисты считали много топливный двигатель водяного охлаждения фирмы «Даймлер-Бенц» более мощным, более долговечным и вообще более пригодным для танка, чем другие двигатели, После оставшегося чувства раздвоенности, которое затмило представление о прототипах, стратеги по части приобретения машины по обе стороны океана постепенно поостыли, хотя долгое время не хотели показывать этого. К концу 1969 г. наконец пришли к соглашению приостановить совместную разработку МВТ-70, после того как США уже вложили в этот проект 140. а Федеративная Республика Германия – 75 миллионов долларов. Армия США продолжала разработку упрощенного образца МВТ-70 под новым названием МВZ-ХМ-803. Подкомитет Американского Конгресса осенью 1971 г. представил подготовленный по материалам расследования доклад о достигнутом за последнее время состоянии разработок проекта. Этот доклад привел прямо-таки к уничтожающему выводу, что даже «похудевшую версию» прежнего боевого танка 70 следует пока еще расценивать как слишком сложную, технически уже давно несовершенную и вообще как слишком дорогую. Тем самым был положен конец этому честолюбивому начинанию, тем более что в декабре 1971 г. американский Конгресс отклонил выделение на него даль-нейших финансовых средств. В 1970 г Федералы-ое Министерство Обороны поручило фирме «Краусс-Маффай АО разработать танк «Леопард 2» в сотрудничестве с фирмами «Порше» (ходовая часть) и «Вегманн» (башня). Проект должен был, с одной стороны, базироваться на хорошо зарекомендовавшей себя общей концепции танка «Леопард I». с другой же стороны, однако. насколько это увязывается с затратами, он должен был перенять все прогрессивные компоненты танка 70. Приобретенный фирмой «Даймлер-Бенц» для германо-американского проекта двигатель V 12 мощностью 1500 л. с. вместе С новой автоматической передачей фирмы «Ренк» также должны были найти применение для «Леопарда 2». В общей сложности фирма «Краусс-Маффай» изготовила за период до 1975 г. 20 прототипов. На эти и другие многолетние испытания Федерация выделила всего 480 миллионов немецких марок. Два из общего количества прототипов, как и танк «70», были оснащены гидропневматической подвеской. Такая конструкция для «Леопарда 2» была весьма желательной. В частности, она позволяет в любое время произвести регулировку клиренса, обладает и еще рядом преимуществ, однако для использования ее в танкостроении еще не отработана и очень дорога. Оба прототипа изготовили, чтобы на практике убедить заказчиков в том. что в настоящее время это – верх современной техники. Когда было принято решение отказаться от проекта МВТ 70, правительства США и ФРГ пришли к соглашению о том, что теперь каждая из этих стран проведет для себя соответствующую разработку. Но при этом как в армии США, так и в бундесвере на вооружение в качестве стандартной модели будет принят только тот танк, который при сравни-тельных испытаниях окажется лучшим по всем показателям. Не только политикам, но и любому сколько-нибудь мыслящему человеку было уже ясно, что повторится точно такая же ситуация, как при проведении Германовн-французских сравнительных испытаний танков «Леопард 1″ и АМХ-30. В США в 1976 г. приобрело скандальный характер соревнование между прототипами американского танка ХМ-1 и германского «Леопард 2″. Огромные надежды и ожидания наших деятелей, как и следовало ожидать, очень быстро обернулись на практике иллюзиями и мыльными пузырями.

Нужно было витать где-то в облаках и быть очень далеким от действительности, чтобы серьезно полагать, что американцы, пусть даже и по лицензии, предпочтут танк иностранного производства своему собственному изделию. Поскольку этого не произошло, хот якобы предлагалось в интересах дела, наш прилетевший в Вашингтон министр обороны получил утешительную пилюлю: было достигнуто намерение использовать в будущем в изготовляемых на совместной основе танках общие узлы, то есть, например, одинаковые двигатели, одинаковые гусеницы, одинаковое вооружение и пр., «насколько это будет возможно» Разумеется, однако, что такое намерение предполагалось обоюдным. С нашей стороны была продемонстрирована добрая воля. На танк «Леопард 2″ устанавливается лазерная СУО американской фирмы «Хьюз», изготовленная по лицензии «Крупп Аглас-Электроник» О соответствующем намерении в обратном направлении никто никогда не слышал. Между тем. однако, американцы пикантным образом ре-шили установить на своей машине ХМ -1 «Абраме», вместо предполагавшейся первоначально СУО «Хьюз», систему фирмы «Крайслер», так что и здесь якобы обоюдное стремление обеих сторон к стандартизации опять остановилось на полпути. Несмотря на все политические выверты и изыски, танк «Леопард 2″ стал с чисто технической точки зрения лучшей боевой машиной в мире. По сравнению с танком «Леопард 1», его отличают еще большая подвижность, образцовая бронеэащита и опять-таки возросшая огневая мощь Своей подвижностью машина обязана почти вдвое более мощному двигателю. Превосходная бронеэащита обеспечивается модульной или многослойной броней, которая защищает не только башню, но и шасси машины. И. наконец, высокая огневая мощь машины основывается прежде всего на том. что вместо стабилизирован-ной в условиях неровной местности британской 105-мм пушки здесь используется разработанная фирмой «Райнметалл» 120-мм скорострельная пушка с гладким стволом, которая может вести стрельбу боезапасом двух видов с хвостовыми стабилизаторами: пробивающим броню стреловидным снарядом меньшего калибра и с особо твердым сердечником и полнокалиберным кумулятивным снарядом. Для танка «Леопард 2″ ко времени принятия его на вооружение цена по смете за машину без оборудования закладывалась в размере свыше 3 миллионов, а с оборудованием (включая средства обучения и запасные детали на три года) – в размере 4 млн немецких марок. При этом важнейшие узлы закладывались в смету по следующим расценкам: башня (без СУО и пушки) – 574 000 немецких марок, СУО – 474 000 немецких марок, корпус – 270 000 немецких марок. пушка – 213 000 немецких марок, двигатель – 170 000 немецких марок, коробка передач – 110 000 немецких марок Сопутствующие детали, как и оба пулемета и радиостанция, вообще не закладывались в смету, и их поштучная цена не указывалась. Не учитывалась в смете расходов и стоимость боеприпасов, которая ранее планировалась в размере 340 млн немецких марок. Из трех танков, которым бундесвер отдал предпочтение в августе 1979 г., первую серийную машину – «Леопард 2″ – он получил 25-го октября 1979 г. До конца 1986 г. должны были быть поставлены в общей сложности 1800 танков этого типа, при этом конечная сборка 55 % машин (990 единиц) осуществлялась на фирме «Краусс-Маффай» в Мюн-хене и 45 % (810 единиц) – на фирме «Крупп-МаК» в Киле. Такое разделение происходит по чисто трудовым и макрополитическим причинам, а кроме того, оно преследует цель заполучить производственные мощности обеих танковых фабрик. Предусмотрены вы-пуски следующих партий машин: первая производственная партия – свыше 380. четыре последующие партии по опциону – по 300 единиц в каждой партии и шестая заключи-тельная партия – более 220 машин «Леопард 2″, Уже где-то в 1970 г.. когда «Леопаод 2″ только-только стал приобретать свои очертания, уже стали задумываться о том, каким образом надо будет приобретать боевой танк 3. Эта машина была задумана, – разумеется, только ради замены – как танк германо-британского производства, который должен был быть выпущен в восьмидесятые годы. Однако. поскольку в то время все новейшие достижения были воплощены как раз в проекте танка «Леопард 2». то становилось очевидным, что последующее планирование в этой области уже ничего нового дать не может, и в связи с этим программа разработок на двусторонней основе без особого шума и звона тихо скончалась в 1977 г А в бундесвере в то время насаждалось мнение, что новый основной боевой танк 3 имел бы смысл лишь в том случае, если бы он. по сравнению с «Леопардом 2″, обладал значительно большей огневой мощью. В противном случае машины «Леопард 1″, которые в конце восьмидесятых годов должны были быть заменены основным танком 3. с таким же успехом можно было бы заменить танком «Леопард 2″. Тем не менее, возможности будущего танка 3 («Леопард 3») продолжают изучаться в мысленных играх и экспериментах. После того, как испытания казематного танка не привели к удовлетворительным результатам, были предприняты попытки установить на танке с двигателем в передней части пушку на лафете в верхней части башни. Для этого была использована специально оборудованная БМП «Мардер». Новая ситуация возникла, когда тогдашний французский президент и германский федеральный канцлер совершенно неожиданно для всех специалистов договорились о том, чтобы совместно разработать и изготовить основной боевой танк 90. В бундесвере он должен был (в итоге) к середине девяностых годов заменить имеющиеся танки «Леопард 1″, а во французских вооруженных силах – примерно 1000 танков АМХ 30. Танк совместного производства должен был производиться с учетом опыта производства и эксплуатации танка «Леопард 2». Немецкая сторона такое намерение руководителей государств встретила более чем прохладно. Специалисты бундесвера и представители промышленных кругов также выразили сомнение в практической пользе такого начинания. Однако главные трудности ожидались, когда после удовлетворения собственных потребностей приступили бы к экспортным поставкам. Во-первых, Франция торгует на-много прагматичнее и без каких-либо предрассудков, по сравнению с федеральным правительством, и, во-вторых, имеются опасения, что партнеры по НАТО, которые до этого были покупателями танков «Леопард», могут предлагать такой же танк значительно дешевле, поскольку производство танков во Франции ведется на государственных предприятиях, тогда как в ФРГ этим занимаются исключительно частные фирмы. Да-лее, существуют различные воззрения по поводу технической концепции. Французы больше всего хотели бы, чтобы был разработан совершенно новый боевой танк, в то время как по мнению немецкой стороны, в этом нет никакой необходимости. Пока воп-рос остается открытым. Однако, судя по положению дел. с трудом верится, что проект германо-французского основного боевого танка 90 действительно будет осуществлен. Исходя хотя бы уже из того обстоятельства, что с нашей стороны на протяжении дли-тельного времени с выделяемыми на вооружение средствами уже невозможно хозяйствовать с размахом, как это было за прошедшие два десятилетия, ничего другого нам не остается, как в будущем по возможности использовать оставшиеся финансовые средства наиболее рационально и эффективно. В заключение следовало бы, очевидно, осветить еще одну точку зрения. Уже теперь наши сегодняшние бронетранспортеры и танки-истребители имеют вдвое более мощные двигатели, по сравнению с прежними танками IV, и такие же, как у танков «Пантера» и «Тигр». Орудие пушечного танка-истребителя по теперешним понятиям уже не соответствует духу времени. А сколько средств уходит сегодня на какой-нибудь легкий броне-автомобиль! В сравнении с ним средний БТР вермахта выглядит просто убого, даже вызывает сочувствие. По цене одного-единственного «Мардера» можно было бы купить около 20 таких БТР. Постоянное совершенствование систем вооружения и управления огнем, вспомогательного оборудования и самих машин привели к резкому удорожанию машин, и в то же время лишь к незначительному улучшению. В этом отношении лавинообразный рост затрат на вооружение может предстать как неизбежный рок судьбы. Вполне может быть и так, что в наших вооруженных силах велико стремление к высшему совершенству и новейшей технологии, вместо того чтобы выпускать массовую продукцию по возможности более простой и отдавать предпочтение надежной оборонной технике. После массового ввода в действие своих гениально-примитивных Т-34 русские овладели инициативой в боевых действиях, и на Западе мы были в проигрышной позиции. Военные теоретики по поводу такого положения дел развили весьма примечательный тезис: только четырехкратное качественное превосходство может скомпенсировать двукратное количественное превосходство! Двукратное количественное превосходство противника мы могли бы, чего доброго, наблюдать хоть завтра, однако четырех-кратного качественного превосходства с нашей стороны практически, видимо, реализовать не удастся никогда.


Обсуждение данной записи


© 2007-2010 Военный портал ·